БЕЛОВ Николай Васильевич
Белов Н.В.(1891–1982)

Академик АН СССР, профессор

 

Николай Васильевич Белов родился 14 декабря 1891 г. в городе Янов в семье врача. В 1900 г. семья переехала в г. Овруч Волынской губернии, и именно этот город Николай Васильевич считал своей родиной. Учился он в Варшаве в мужской гимназии и окончил ее в 1910 г. Окончил петербургский политехнический институт, где слушал лекции Н.С. Курнакова, А.А. Байкова, В.В. Скобельцина, А.Ф. Иоффе, которого считал своим главным учителем. Послереволюционные годы Н.В. Белов провел в Овруче, где прошел путь от электрика до члена уездного ревкома.

В 1924 г. – переезд в Ленинград и работа в Центральной химической лаборатории Ленинградского кожевенного треста, которую он и возглавил в 1928 г. В эти годы у Николая Васильевича появилась и осталась на всю жизнь тяга к знаниям. Поглощая научную литературу, он стал активным автором журнала "Природа" (около 70 статей за 1928-1932 гг.). Главный редактор "Природы" академик А.Е. Ферсман заметил молодого талантливого автора и предложил ему перейти из промышленной химической лаборатории в Ломоносовский институт геохимии, минералогии и кристаллографии АН СССР, что и произошло в 1933 г. Именно в этом институте зародилось ядро будущего Института кристаллографии. Ломоносовский институт решал проблемы освоения полезных ископаемых хибинских месторождений.

Белову принадлежат доведенные до практической реализации идеи использования нефелина в текстильной, бумажной, деревообрабатывающей промышленностях и особенно для дубления кож (четыре авторских свидетельства и премия Ленинградского горсовета). Одновременно шли работы по извлечению редких и рассеянных элементов из минералов, в которых они присутствуют в качестве редких добавок.

Вслед за Академией Николай Васильевич Белов в 1935 г. переехал в Москву, где стал сотрудником возглавляемой А.В. Шубниковым Кристаллографической лаборатории Отделения геолого-географических наук АН СССР. В 1936 г. Белову присудили степень кандидата геологических наук без защиты диссертации. К этому времени формируется главная научная проблематика всех последующих трудов Н.В. Белова и его многочисленных учеников: теория и практика исследования атомного строения и разработка единой кристаллохимии неорганических материалов. Основные объекты – силикаты, наиболее сложные по строению минералы; первыми были диоптаз и рамзаит. Развитая Николаем Васильевичем теория плотнейших шаровых упаковок стала в то время мощным инструментом для расшифровки атомного строения кристаллов. В 1944 г. за работу по методам определения атомной структуры кристаллов и многочисленные структурные исследования ему присуждается степень доктора химических наук. Изданная в 1947 г. по этим материалам монография "Структура ионных кристаллов и металлических фаз" на долгие годы стала настольной книгой кристаллографов. Революционная идея Белова состояла в том, что катионы определяют структуру силиката, а не кремнекислородный радикал, как считалось ранее. Полиэдры катионов создают среду, к которой пассивно адаптируются тетраэдры кремния. Важное место занимают исследования кальциевых силикатов и гидросиликатов, которые играют решающую роль в схватывании и затвердении цементов. Эти исследования нашли прямой выход в промышленную технологию вплоть до снижения температуры отжига при производстве цементов. Диапазон научных интересов Белова был обширен и многообразен. Работы по исследованию изоморфных замещений оказались принципиально важными для кристаллов, физические свойства которых находят применение в современной технике. Понимание структурной обусловленности изменения физических свойств кристаллов открывает путь целенаправленного регулирования этих свойств.

Николай Васильевич Белов – создатель Школы отечественной структурной кристаллографии. Важнейшим делом он всегда считал подготовку молодых специалистов. С 1946 г. он возглавил кафедру на физическом факультете Горьковского (ныне Нижегородского) госуниверситета. В 1953 г. Н.В. Белов становится профессором, а с 1961 г. руководителем кафедры кристаллографии и кристаллохимии Геологического факультета МГУ. Но основным и постоянным местом его работы был Институт кристаллографии АН СССР. Много-численные молодые кандидаты наук, прошедшие беловскую аспирантуру, а теперь и их ученики, успешно трудятся от Владивостока и до Кишинева, и в дальнем зарубежье.

Труды Николая Васильевича высоко оценены как у нас в стране, так и мировым кристаллографическим сообществом. В 1946 г. Белов был избран членом-корреспондентом АН СССР, а с 1953 г. стал академиком – действительным членом АН СССР. Николай Васильевич – лауреат премии имени Е.С. Федорова АН СССР, Государственной премии СССР, Ленинской премии; награжден Золотой медалью им. М.В. Ломоносова АН СССР, тремя орденами Ленина, медалями; ему присвоено звание Героя Социалистического Труда. О международном признании заслуг Н.В. Белова свидетельствуют его избрание почетным членом Английского, Французского и Американского минералогических обществ, он иностранный член Польской академии наук, почетный доктор Вроцлавского университета (ПНР), почетный член Союза кристаллографов геологического общества ГДР. Международный союз кристаллографов (МСК), который объединяет специалистов более 40 стран, в 1957 г. избирает Н.В. Белова членом исполкома МСК, с 1963 г. он Вице-президент этого сообщества. В 1966 г. во время VII Международного конгресса кристаллографов, который проходил в Москве, Николай Васильевич избирается президентом МСК.

Говоря о большом ученом, видном организаторе науки, создателе новых в ней направлений, нельзя не сказать просто об искреннем и глубоко уважаемом человеке. У него был своеобразный характер. Он многие часы тратил на работу со студентом, правил и шлифовал рукопись его дипломной работы. Он писал отзыв на кандидатскую или докторскую диссертацию, зачастую раскрывая диссертанту глаза на не дошедшие до автора следствия, содержащиеся в его результатах. Николай Васильевич всегда видел не только науку и дела, но и людей, ими занимающихся. Его знания языков поражали. Он говорил с поляком по-польски, с англичанином – по-английски, с французом – по-французски, с немцем – по-немецки. Образность и нестандартность житейской и научной русской речи Н.В. Белова памятны всем, кто с ним общался.

Энциклопедичность знаний Н.В. Белова не только в науке, но и в истории, религиях, литературе и искусстве поражала всех.

Вся жизнь Н.В. Белова была наполнена огромным, напряженным, полностью поглощающим его трудом. И в девяносто лет он был образцом исключительной работоспособности, его рабочий день кончался поздно вечером. 5-го марта 1982 г. Николай Васильевич трудился до полуночи, а 6-го марта его сердце перестало биться. Отправляясь в больницу, за два часа до кончины он собрал и взял с собой портфель с бумагами для работы. Ярким талантливым ученым, добрым, внимательным воспитателем нескольких поколений кристаллографов, простым, скромным и обаятельным человеком останется Николай Васильевич Белов навсегда в истории науки, в умах и сердцах огромного числа его учеников и почитателей, людей, которым довелось взаимодействовать с ним.

Школа Николая Васильевича Белова жива и развивается. Кроме того, его ученики и ученики его учеников трудятся во многих городах и странах, имеются и места их концентрации: это Институт кристаллографии, кафедры Нижегородского и Московского университетов, где в свое время трудился Николай Васильевич, а еще группа его талантливых учеников, которые переселились в Новосибирск, где было образовано Сибирское отделение Академии наук. Современная наука и техника предъявляют все более разнообразные и жесткие требования к кристаллическим материалам. Беловские идеи и в наше время помогают решать эти новые проблемы. Структурная кристаллография устанавливает закономерные связи между химическим составом, атомным строением и физическими свойствами кристаллов. Понимание этих связей позволяет физике твердого тела перейти от феноменологического к микроскопической описанию свойств кристаллов и их реакций на внешние воздействия.